Православный храм

Устройство и назначение храма

Храмом, или Церковью, называется место, где дети Божии собираются вместе, чтобы вознести молитвы и благодарения Небесному Отцу. Ведь Церковь собирается здесь вокруг Господа, дающего нам Себя в Святой Чаше. Поэтому Сам Христос называет храм домом Бога Отца (Ин. 2, 16) и домом молитвы (Мк. 11, 17). Как верит Церковь, после освящения храма епископом (или положения в нем антиминса, епископом освященного), Дух Божий наполняет святилище, и Ангел встает на страже алтаря. В Церковь следует входить с молитвой и находиться в ней с благоговением и страхом Господним. Само устройство Церкви восходит к небесным реальностям. Ведь Дух Святой, создавший Церковь, научил ее всему (Ин. 14, 26), а значит, и главному – как правильно служить Богу и поклоняться Ему. Апостол Петр между тем говорит, что Дух послан с Небес (1Петр. 1, 12), а значит, и наше богослужение должно иметь небесное происхождение.

Еще в Ветхом Завете Бог повелел Моисею создать Ему переносной храм – скинию, причем пророк должен был точно следовать небесным образцам: «И устроят они Мне святилище, и буду обитать посреди их; все [сделайте], как Я показываю тебе, и образец скинии и образец всех сосудов ее; так и сделайте» (Исх. 25, 8-9). Хотя тогда и служили лишь «образу и тени небесного» (Евр. 8, 5), но для того, чтобы Бог принял моления людей, все равно было необходимо устроить все не по земным, а по небесным законам. Затем, следуя этому же образцу, был создан Храм Соломона (3Цар. 6-8), и Дух Божий освятил его. Когда Христос пришел «с большею и совершеннейшею скиниею, нерукотворенною, то есть не такового устроения» (Евр. 9, 11), тогда и созданная Им Церковь создала себе храмы по небесному образцу.

Первообраз наших храмов видели великие пророки Исаия, Иезекииль и апостол Иоанн (Ис. 6, 1-10; Иез. 40-43; Откр. 4, 1-6; 11, 1). Отцы Церкви (Андрей Кесарийский, Мефодий Патарский, Максим Исповедник и другие) утверждали, что это Небесное святилище, Небесная Церковь праведников, по образу которой создается Церковь земная. Поэтому храм символизирует Вселенскую Церковь, мир Божий и даже отдельного человека (1Кор. 6, 19).

Внешний вид храма бывает разным. Это и базилика – символ корабля спасения, нового Ноева ковчега; и обычный в России крестово-купольный храм, показывающий, что мы поднимаемся на Небо орудием Креста; и круг – знак вечности. Храм увенчивается Животворящим Древом Креста – трофеем Христовой победы. Место собрания Церкви украшено крестом во исполнение слов пророка Исаии: «И будет в тот день: к корню Иессееву (Христу), который станет, как знамя для народов, обратятся язычники — и покой Его будет слава. И будет в тот день: Господь снова прострет руку свою… И поднимет знамя язычникам» (Ис. 11, 10-12). Предвидел это и премудрый царь Соломон, когда говорил про Православную Церковь, что она «грозна, как полки со знаменами» (Песн. 6, 4).

Купол, украшающий крышу храма, – символ Христа, Главы Церкви; подкупольная часть, барабан – шея, соединяющая голову с телом, — символ апостолов и их преемников, благодаря которым православные имеют общение со Христом. Как об этом пишет святой Иоанн Богослов: «О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение – с Отцем и Сыном Его, Иисусом Христом» (1Ин. 1, 3). А без прямого апостольского преемства, хранимого Православной Церковью, общение с Богом невозможно.

Часто храм имеет еще четыре купола поменьше – как символ четырех евангелистов, благодаря которым до нас дошел образ и учение Главы Церкви – Господа Иисуса. Для того чтобы показать отличие учеников от Учителя, главный купол покрыт золотом – знаком Царства и нетления (поэтому его и принесли в дар Младенцу Христу волхвы).

Купола же, изображающие евангелистов, имеют цвет звездного неба – как напоминание слов пророка Даниила: «И разумные будут сиять, как светила на тверди, и обратившие многих к правде – как звезды, вовеки, навсегда» (Дан. 12, 3). Количество куполов может быть разным: например, три купола – символизируют Троицу, пять – Христа и четыре х евангелистов, тринадцать – Христа с апостолами.

Закомары («кокошники») храма – символ Ангельских Сил. Окна – образ несовершенного Откровения, доступного нам сейчас (1Кор. 13, 9). Символизм этот уходит своими корнями в Библию: «Вот, Он стоит у нас за стеною, – говорит Невеста Церковь о Христе, – заглядывает в окно, мелькает сквозь решетку» (Песн. 2, 9). Другим древнейшим элементом внешнего убранства храма являются колонки, берущие свое начало от столбов скинии (Исх. 26) и символизирующие святых и Ангелов, молитвами которых существует мир (Гал. 2, 9).

Православные твердо усвоили слова апостола: «Вы приступили к горе Сиону (поэтому и имеет крыша храма вид горы) и ко граду Бога живаго, к небесному Иерусалиму и тьмам Ангелов, к торжествующему собору и церкви первенцев, написанных на небесах (это собрание Ангелов и людей и изображается закомарами), и к Судии всех Богу (символизируется куполом), и к духам праведников, достигших совершенства, и к ходатаю Нового Завета Иисусу, и к Крови кропления, говорящей лучше, нежели Авелева (все это есть в православном алтаре)» (Евр. 12, 22-24).

Эти слова Писания и изображены символическим языком храма. Все элементы церковного убранства имеют истоки еще в Ветхом Завете: «На всех стенах храма кругом сделал резные изображения херувимов и пальмовых дерев и распускающихся цветов, внутри и вне» (3Цар. 6, 29). Именно эта библейская традиция отражается часто в росписях на стенах храма, а изображения и символы показывают, что в храме Господь возвращает нам потерянный Рай.

К началу богослужения созывают колокола. Еще во время странствования евреев по пустыне Бог повелел Моисею сделать две серебряные трубы для того, чтобы созывать верных на всесожжения, и сказал: это «будет напоминанием о вас пред Богом вашим» (Чис. 10, 10). Так и православные созываются на утреннее и вечернее служение Господу звуком колоколов, заменивших у нас трубы. Этим исполняются слова псалма: «Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных» (Пс. 150, 5). По вере Православной Церкви звук освященного колокола сопряжен с нетварной силой Божества, и поэтому может отгонять злых духов, как звук гуслей Давида отгонял их от царя Саула (1Цар. 16, 23). Те, кто слышит звон, исполняются благодати Духа, как это было и с пророком Елисеем (4Цар. 3, 15).

Храмовые двери – это знак праведности, по слову царя Давида: «Отворите мне врата правды; войду в них, прославлю Господа. Вот врата Господа; праведные войдут в них» (Пс. 117, 19-20). В православном храме любой предмет несет, кроме практической нагрузки, еще и духовный смысл, облагораживающий человека.

Как в Ветхом Завете, так и сейчас храм состоит из трех частей – притвора, корабля (храма, наоса) и алтаря. Первая часть сейчас называется притвором, а до пришествия Господа – храмовым двором. В дохристовой древности именно тут стоял жертвенник, где все верующие могли принести жертву Творцу. Сейчас в притворе стоят те, кто готовится к Крещению (оглашенные), а также отлученные за грехи от Причастия. Притвор символизирует собой наше тело, подчиненное душе. Здесь совершаются покаянные молитвословия (лития) и читаются часы.

Чаще всего именно в притворе стоит канун – стол для поминовения умерших, на котором возжигаются свечи, символ нашей молитвы за них. Перед этим столом, как перед символической могилой (поэтому на кануне стоит Святой Крест, которым нам дана надежда на воскресение), Церковь воскуряет фимиам и возносит молитвы за наших умерших братьев. Рядом люди складывают те пожертвования, которые они приносят как милостыню за своих близких. Все это – проявление нашей любви, которая никогда не перестает (1Кор. 13, 8). Ведь «живем ли – для Господа живем, умираем ли – для Господа умираем, и потому, живем ли или умираем – всегда Господни» (Рим. 14, 8). Молитвы Церкви имеют великую силу для умерших, которые сами уже не могут сделать для себя ничего.

Вторая часть храма – корабль (наос) – соответствует ветхозаветному святилищу, в котором Богу служили священники. Сейчас здесь стоят все верные чада Церкви, ставшие в миропомазании царственным священством (1Петр. 2, 9). Они приносят духовную жертву, благоприятную Богу (1Петр. 2, 5), – жертву хвалы. Большая часть богослужения проходит именно здесь. Наос символизирует земную Церковь, душу человека и нашу землю. Не случайно, как в Ветхом Завете скиния и Соломонов храм были наполнены изображениями Херувимов, так и в Новом Завете православный храм наполнен священными изображениями. Ведь Невидимый Сын стал видимым, и, делом исповедуя эту истину, мы изображаем воплотившегося Бога. «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1, 18). И мы являем эту удивительную весть не только словом, но и делом. Мы буквально выполняем заповедь апостола Павла: «С терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр. 12, 1-2). А так как искупление Господне принесло множество плодов, то в храмах много изображений равноангельских (Лк. 20, 36; Деян. 6, 15), святых, ставших по благодати сынами Бога (Ин. 1, 12-13). Они приняли ту славу, которую Отец дал Сыну, а Он передал святым (Ин. 17, 22), которые изображаются с нимбами, символизирующими образ Божественной славы, ибо «Бог есть свет» (1Ин. 1, 5). И мы, взирая на кончину жизни их, подражаем их вере (Евр. 13, 7), как увещает нас апостол Павел.

Особенно ясно домостроительство нашего спасения изображено на иконостасе – особой стене из нескольких рядов икон, отделяющей храм от алтаря. Идея иконостаса восходит к Храму Соломона (3Цар. 6, 16, 29, 31-32). Если смотреть на иконостас с верха, то по сюжетам икон мы увидим, как Бог создал мир, призвал патриархов, послал пророков, явился на земле, и спас нас, и снова придет судить вселенную в правде.

В этой стене расположены три двери: центральные (они называется называются Царскими вратами, ибо ими проходит сам Царь Христос) и боковые (диаконские, ведущие в боковые отделения алтаря). Над Царскими вратами изображают Тайную Вечерю, когда Господь учредил Таинство Святого Причастия. Мы верим, что эта Вечеря продолжается на каждой Литургии. Сами Врата украшают изображением Благовещения, когда Бог стал Человеком, и иконами евангелистов, возвестивших нам об этом. Иногда сюда помещают иконы святых авторов текстов Божественных литургий – Иоанна Златоуста и Василия Великого. Надо заметить, что первообраз Царских врат есть и на Небе. Апостол Иоанн видел: «Вот, дверь отверста на небе, и прежний голос, который я слышал как бы звук трубы, говоривший со мною, сказал: взойди сюда» (Откр. 4, 1).

По бокам Царских врат стоят иконы Христа и Богородицы, свидетельствующие об истинном вочеловечении Бога, а также образ святого или праздника, которому посвящен храм. На боковых дверях изображают или небесных слуг Божиих – Ангелов, или земных – святых диаконов. Иногда помещают иконы Аарона и Мелхиседека – ветхозаветных прообразов нашего священства. За Царскими вратами висит завеса, еще называемая катапетасмой. Она была еще в Моисеевой скинии и в Храме Соломона (Исх. 26; 3 Цар.), символизирует же она плоть Христову, через которую мы можем видеть безмерное сияние Божества, иначе невыносимое для человека (Евр. 10, 20).

Перед иконостасом находится возвышение – солея, предназначенное для церковнослужителей. Перед Царскими вратами часть ее выступает, образуя амвон, на котором читается Евангелие. Он символизирует камень, с которого Ангел возвещал Воскресение Христово женам-мироносицам.

Третья, и самая священная, часть храма – алтарь (лат. – «высокий жертвенник») – символ небес, потерянного рая и нашего ума, очищенного благодатью. В алтаре совершаются самые важные священнодействия: приносятся ходатайства священником, совершается каждение, и самое главное – приносится священная Жертва Тела и Крови Христа.
Главной святыней алтаря является святой престол, который называется так потому, что на нем невидимо почивает своим Телом и Кровью Сам Христос Спаситель. Это жертвенник, на котором приносится Бескровная Жертва Литургии. Это символ Господа, Который есть очищение всех наших грехов. Прообраз этого священного сердца храма есть на небесах – апостол Иоанн видел находящиеся под жертвенником души мучеников (Откр. 6, 9), а в напоминание об этом мощи мучеников почивают под святым престолом.
На земле со времен Адама Богу было угодно проявлять свое особое присутствие там, где приносили жертвоприношение (Быт. 4, 4). У жертвенника Он открывался Ною (Быт. 8, 20-21), Аврааму (Быт. 5, 7-21), Иакову (Быт. 35; 1, 7-15). Для совершения жертв Он повелел создать скинию и Храм Соломонов, которые освятил явлением своей нетварной славы, явившейся в виде облака (Исх. 40, 34; 3Цар. 8, 10). В Церкви святые апостолы установили правило водружать жертвенники. «Мы имеем жертвенник, от которого не имеют права питаться служащие скинии», – пишет апостол Павел (Евр. 13, 10).

Престол покрыт покровами, символизирующими погребальные пелены Христа и Его вечную славу. На нем лежит особый священный плат антиминс (в пер. с греч. – «вместопрестолье»), который является разрешением епископа на совершение Литургии в данном храме. Антиминс (как и престол) освящается помазанием святым миром (как было и в Ветхом Завете; Исх. 30, 22-29), и в него вшивают частицы святых мощей.
Главной святыней алтаря в Ветхом Завете был Ковчег Завета, его же видел в своем видении и евангелист Иоанн. Такая святыня есть и у нас на престоле: это дарохранительница, изображающая храм и имеющая своей главной частью ковчег, где хранится Тело Христово — первообраз манны (Ин. 6, 49-51), хранившейся перед ветхозаветным Ковчегом (Исх. 16, 32-34).

Главным содержимым Ковчега были скрижали Завета (Исх. 25, 21). Так же и в Небесном храме Сидящий на Престоле имел в деснице Своей книгу, запечатанную семью печатями, которые снял Агнец закланный (Откр. 5). И от жертвенника Бог открывает Свою волю Ангелам на Небесах (Откр. 9, 13; 16, 7), поэтому в храме на престоле лежит Святое Евангелие – новые скрижали Завета и раскрытая книга судеб Божиих.
Перед ковчегом завета в скинии лежал жезл Ааронов, процветший «в знамение для непокорных, чтобы прекратился ропот их на Меня, и они не умирали» (Чис. 17, 10). У нас же на престоле лежит несравненно более великое знамение Сына Человеческого (Мф. 24, 30) – Животворящий Крест, на котором Сам Бог установил новое священство по чину Мелхиседекову, превзошедшему Аароново священство (Евр. 7).

За престолом находится возвышение, называемое горним местом. На нем расположен трон епископа, а рядом седалища священников. Епископское место символизирует престол Бога, а священнические седалища – троны 24 старцев Апокалипсиса (Откр. 4, 2-4).

Перед горним местом горит семисвечник – светильник с семью лампадами, изображающий семикратные дары Духа Святого. Апостол пишет: «От престола исходили молнии и громы и гласы, и семь светильников огненных горели перед престолом, которые суть семь духов Божиих» (Откр. 4, 5).

Справа от престола (слева от входящих) стоит стол предложения (иногда он еще называется жертвенником). Он символизирует собою Вифлеемские ясли и Голгофу. На этом столе приготовляют хлеб и вино для Причастия и потребляют Святые Дары после Литургии, здесь же читают записки с именами живых и умерших христиан.

Рядом находится сосуд с водой для умывания перед Причастием. Он символизирует то «море», которое было в Храме Соломона, и стеклянное море, созерцаемое в Небесах (Откр. 4, 6).

Левая сторона алтаря называется диаконником, там хранятся священные предметы: ризы, священные сосуды, напрестольное Евангелие, кресты и т.п.
Таково устройство дома Божия, в котором Церковь воссылает молитвы Небесному Отцу, где приносятся словесные и бескровные жертвы Богу, где люди рождаются для небесной жизни. Действительно, храм настолько дорог для христиан, что «один день во дворах Твоих лучше тысячи. Желаю лучше быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия» (Пс. 83, 11).
_____________________________________

В данном разделе представлен текст из книги «Закон Божий: введение в Православное христианство» иерея Даниила Сысоева (с небольшими изменениями).

(13)